30.05.2019 — Вода, Поездки

Как я поучаствовал в перегоне своего парусника

Тем, кто читает меня ради интерфейсов, наверное, этот пост не будет интересным, но продолжу вести «водяную» линию, да и линию трип-репортов. В конце концов, событие последних дней довольно сильно изменит мою жизнь, причём, вероятно, в разные стороны.

В общем, я, наконец, стал владельцем старенькой шведской парусной яхты, 1976 года постройки, длиной 30 футов (9 метров).

Опущу вопросы поиска яхты и описание лодки – расскажу об этом в другой раз, если будет интересно. В этом посте речь пойдёт о переходе — по договоренности, доставка яхты до марины (стоянки) в Финляндии включала этап от Мариехамна, где меня брали на борт и параллельно обучали особенностям управления ей и объясняли, что же я купил.

Ну да закончу с введением.

Парусные переходы предполагают большую зависимость от погоды, поэтому их сложно планировать. Я знал что лодка вышла из Швеции во вторник и ожидал, что в Мариехамне я должен буду быть в пятницу вечером, ибо прогноз на несколько дней был штилевой. Однако уже в среду вечером мне позвонил агент и сказал, что лодка будет в Мариехамне в четверг. То есть выезжать мне надо буквально вот как можно быстрее.

Пришлось срочно менять рабочие планы и собираться — при том, что нужных вещей у меня не так уж и много было, рассчитывал их докупить на следующий день. Поспав четыре часа, выскакиваю утром из дома. Как назло, мне надо еще сделать пару дел, поэтому выезжаю из города уже в одиннадцатом часу.

Уже привычным образом еду до пограничного пункта Торфяновка, оформив по пути страховку на авто.

На границе российскую часть прохожу моментально, ждал очереди пару минут. На финской стороне ожидание затягивается на час, очередь и пускают по несколько машин.

На входе проверка на запрещенные вещества. Собака внюхивается в мотоциклиста передо мной, затем разворачивает нос сразу на мотоциклиста позади, как будто меня вообще нет. Скучный я, скучный.

Таможенник задает вопрос, где я буду во время поездки. Говорю как есть, что участвую в перегоне парусной лодки из Мариехамна в Турку и потом планирую остаться на ней на пару дней, место стоянки пока не выбрано. Возникает ощущение, что либо слова «парусная яхта» и «sailboat» ему не знакомы, либо я рву привычный шаблон допроса и на его непонимание начинаю объяснять ему про Archipelago sea, Аланды, рисовать пальцами паруса и волны. В какой-то момент он будто понимает и начинает улыбаться во всё лицо, задаёт вопрос «Будете капитаном там?», на что я отвечаю что мол пока нет, но скоро буду. Продолжая улыбаться, он ставит мне штамп, сажусь в машину, еду дальше.

Захотев в туалет, я буквально сразу поворачиваю в ближайший гипермаркет и, на удачу, там оказываются некоторые из недостающих мне вещей – покупаю спальник, перчатки и прочую мелочевку.

У меня два варианта поездки. Первый — ехать до Хельсинки, парковать машину и успеть на паром в пять часов сразу до Мариехамна, но быть там в пять утра. Вариант №2 — ехать до Турку, оставлять машину там и далее паром почти в девять вечера до Лонгнеса (30 км от Мариехамна), прибытие в час ночи. Поскольку я потерял на границе час, а также меня начинает рубить и я еду медленней чем обычно — выбираю ехать спокойно до Турку.

Из последних сил добираюсь до парковки рядом с паромным терминалом Viking Line. Она довольно дешевая — 5 евро в сутки. Интерфейс идиотский, но есть английский и русский.

Далее сижу в ожидании, немного треплясь с сидящей рядом семейной парой (кажется, они навеселе). За полчаса до отправления объявляют, что посадка задерживается на сорок минут. Финн-муж ехидно произносит «Сюрпрайз-сюрпрайз», а пожилой финн справа на английском же бурчит «Ну как всегда». Учитывая, что год назад c паромом Viking XPRS было такое же часовое стояние народа в ожидании, я ухмыляюсь — не совпадение. А ведь на работе мне говорили, что суда на линиях работают как часы! Ну-ну.

Наконец-то объявляют посадку.

Паром — Viking Grace. Забавным моментом с ним является то, что он с недавних пор — тоже почти парусное судно. На верхней палубе в экспериментальных целях поставили высокий роторный парус, который под действием эффекта Магнуса придает дополнительную тягу при наличии ветра. Бросаю вещи, иду глядеть на парус.

Внизу висят таблички. Подозреваю, что всё это — больше маркетинг на модной экологической теме.

Посмеиваясь над фактом поездки за парусником на недопаруснике, бросаю барахло в каюте и выхожу смотреть на отход — ведь просторы вокруг — это, по сути, регион моего будущего плавания. Впрочем, я это пока не могу представить (чувство дезориентации преследует меня до сих пор).

Отходим. Виды, конечно, чудесные. Китайцы (и я) не расстаются с фотоаппаратами и телефонами (санкции против Huawei надо было вводить не за шпионские сервисы, а за такое качество видео).

Дальше ныряю в каюту. Она совершенно обычная, без иллюминатора (хорошо отоспаться в полном мраке) —

Сплю оставшиеся пару часов, поскольку мозги совсем набекрень.

За полчаса до прибытия просыпаюсь. Выхожу покурить и, ощущая 6ºC тепла, задумываюсь, что совсем забыл в своей недолгой практике, что яхтинг бывает очень холодным и некомфортным и, вероятно, он меня ждёт уже завтра — погода совсем не летняя.

Сходим. Нас сажают в автобус — трансфер до Мариехамна. Я сажусь спереди, но всю дорогу вот такой вид:

Это почти всё что я могу сказать о войне во Вьетнаме об Аландах.

Выхожу рядом с гостевой мариной ÅSS Marina, где меня ждёт моя яхта с яхтсменом Кириллом, который взялся за её перегон и обучение меня особенностям работы с ней. Прохожу мимо «Поммерна» — барка-винджаммера, родственника нашего «Крузенштерна».

В любой другой раз я бы зафоткал его тридцать три раза в куда более удачных ракурсах и качестве, но сейчас мне интересно совсем другое судно.

Спускаюсь к причалу. Вижу силуэт, похожий на фотографии, которые я заглядел до дыр за последние полгода. Медленно, растягивая момент подхожу.

Эмоции, конечно, очень сложно описать — даже учитывая общую заторможенность от тяжелой дороги. У меня ведь никогда не было яхты и я очень долго шел к этому. Я, наверное, минут 15 стою в темноте, разглядывая лодку — не хочется сразу будить Кирилла.

В конце концов стучу по корпусу и Кирилл выглядывает почти сразу — вот он, чуткий сон опытного яхтсмена. Быстренько выпив чаю, иду спать, ведь уже через несколько часов отбытие.

Утром есть возможность оглянуться вокруг —

Выходим, заправляемся дизелем, Кирилл параллельно объясняет некоторые маневренные характеристики и возможности лодки с классическими обводами корпуса.

Выход из Мариехамна происходит в тумане, ощущения от каменных островов, буёв и рыбацких траулеров, выныривающих из белой пелены довольно сюрреалистичные, хотя я это уже частично испытывал ранее. Через пару часов туман рассеивается и погода, кажется, налаживается — солнце, в небе ни облачка.

Есть возможность пожрать шведский бич-пакет, чем и пользуюсь. Вот немного интерьера —

Архипелаговое море (Saaristomeri) является самым крупным скоплением островов и скал в мире, даже острова Индонезии уступают ему по количеству. Поэтому переход идёт под мотором, часто в узкостях, когда берега и дно очень близко — 

Эпизодически встречаются ветряки в этих районах, например вот —

Ещё какое-то время встречаем паромы, в том числе снова бегущую в Мариехамн Viking Grace (не сфоткал). Экономика мотора давно победила экономику паруса — впрочем, не для меня.

Но чем дальше, тем хуже погода. Ветер несколько усиливается, а его направление — мордевинд, строго против курса, ни градусом больше или меньше, лавировка среди шхер опасна, а выигрыш в скорости по генеральному курсу минимальный.

Само по себе волнение вначале было совершенно рутинное, но нудное раскачивание несколько задалбывает, как китайская пытка.

Маршрут такой, что чтобы успеть в пункт назначения на следующий день вечером, нам надо за сегодня пройти больше 70 морских миль, причём большая часть остатка пути проходит на кромке архипелага.

К вечеру встречный ветер и волны усиливаются и лодку начинает ощутимо кидать на встречных волнах, а скорость заметно падает, особенно когда относительно крупные волны подбрасывает лодку на метр-полтора вверх, кидая во все стороны брызги. Спрейхуд — защитный козырек — от брызг такой силы помогает слабо, плюс сам по себе служит тормозящим пассивным парусом.

Когда после нескольких часов движения среди островов мы повернули на 20 градусов, волны тоже меняют направление, поскольку вытянутая узкость среди островов, по которой нам нужно идти дальше, также заставляет волны идти по доминирующему направлению. При этом сквозь промежутки между островами до нас доходят волны с другими направлениями, и оказавшись в ситуации перекрестного волнения, яхту швыряет во все стороны — ощущение довольно головокружительное. Внутри каюты незакрепленные мелкие вещи летают туда-сюда, канистру с питьевой водой выбрасывает из под стола и она катается по полу.

Разумеется, мне было не до съемок видео этой части перехода — я держусь обеими руками и меня начинает укачивать. Сделав усилие, встаю за румпель и управляю яхтой как могу. Надо сказать, довольно быстро отпускает, но потом возвращаю Кириллу управление, поскольку эта тягомотина, длящаяся уже часов 8, жутко выматывает — пока я, все же, не готов к подобному яхтингу. Плюс я промок и продрог от постоянных брызгов — облизывая губы, не понятно, то ли это морская солёная вода, то ли сопли. Причём, видимо, именно из-за этого адского дискомфорта меня перестает укачивать – спускаясь в каюту закрепить вещи, я совершенно не чувствую характерных в таких случаях приступов морской болезни, да и потом, до трех часов ночи (прибытия на ночёвку в гостевую гавань), меня тупо клонит в сон и я пытаюсь развлечь себя размышлениями о том, как улучшить наше навигационное ПО для яхтсменов.

К слову, я был уже в подобных условиях на другой, более крупной яхте, и тогда половина команды блевала, частично лежа в разных углах палубы. Тогда это длилось часа три-четыре, а тут китайская пытка заняла, в сумме, часов 10. Возможно, я все же относительно устойчив для своего опыта — до крем-брюле не дошло и в этот раз.

Наконец, мы прибываем на островок Borstö на самом юге Архипелагова моря. Там небольшая гостевая марина и только при подходе к ней пропадают волны. Швартуемся, бросаем 10 евро в ящик (никого нет, нормальная практика в Финляндии), ночуем.

Я отсыпаюсь и вылажу в кокпит уже в пути. Дорога намного комфортнее, потому что мы уже внутри архипелага и крупные острова уже покрыты лесом, что защищает от ветровых волн.

Ветер меняет направление на фордевинд, и мы какое-то время идём под обоими парусами бабочкой (хотя потом, сменив курс, убираем переднюю геную). Какое-то время за нами идёт намного большая яхта и видно, что для столь тяжелой и недовооруженной парусами лодки мы справляемся неплохо.

Отдохнувший, я встаю за штурвал, чтобы в полной мере использовать возможности обучения. Красоты окружающих видов меня трогают не сразу, восторг нарастает постепенно. С одной стороны, они мне чем-то напоминают родные уральские озера, но, с другой стороны, я нахожусь в сердце Финляндии — из-за деревьев выглядывают аккуратные домики, у берегов стоят яхты и катера, между островами снуют небольшие канатные паромы, которым уступаешь дорогу. Кругом утки, чайки и лебеди. Как говорится (цензурно) — благодать!

Наконец, к шести вечера мы прибываем в марину, которую я выбрал для стоянки на этот сезон — она не очень хорошо оборудована, но расположена в глубоком заливе и вдалеке от цивилизации и трафика, что мне, зеленому, очень полезно для самостоятельного оттачивания практических навыков яхтинга.

Прибыв, пытаюсь вызвать такси съездить в Турку забрать машину, но все приложения ругаются что я вне зоны покрытия. В итоге прошу финскую семью на соседней лодке вызвать такси по телефону. Они смотрят на меня удивленно, предлагая подвезти через несколько часов. Чтобы не напрягать, вежливо отказываюсь.

Через 15 минут приезжает таксист Юкко. Это первый встреченный мною финн, который не знает английского. Он едет жестко, совершая опасные обгоны (вызывая раздраженные моргания фарами) и так далее. До Турку по прямой около 40-50 км, но по дороге — все 100, и растущая сумма на счётчике вызывает у меня ужас (понятно, почему так удивились финны). Но делать нечего, мне надо успеть забрать авто и еще потренироваться с Кириллом пока не наступит темнота.

Забираю машину и еду обратно в марину. Кирилл учит меня швартоваться в одиночку носом к берегу — из четырех попыток удаются две и мне все более неловко перед ним. Обычно новички не покупают яхты, но я не смотря на массу параной отступать не намерен — освоил же когда-то автомобиль и тоже потел и психовал в первые разы.

Остаток вечера Кирилл объясняет мне устройство и особенности обслуживания яхты, а также описывает обилие вещей, которые достались в наследство от дедушки, предыдущего владельца.

На утро я его отвожу и мы прощаемся. Дальше начинается совсем другая история — яхта выдержала испытание морем и не скоро окажется в таких же условиях, но мне нужно многое довести до ума, выбрать флаг для лодки, зарегистрировать её, научиться, наконец, нормально швартоваться (умею плохо) и ходить под парусом (умею немного лучше), ну и, само собой, не утопить свою и не разрушить соседние яхты.

P.S. Тут я поинтересуюсь вашим мнением — насколько вам интересно будет читать про яхту, её обслуживание, освоение? Напишите, пожалуйста, в комментариях тут или в соцсетях. Я или уберу всё в отдельный блог (считаю что опыт будет полезным другим начинающим судовладельцам), или продолжу писать здесь.

Комментарии (5)

  1. Павел

    Очень интересно, по крайней мере судя по первой записи, будет круто!

  2. Таня Исупова

    Саня, привет! Я очень далека от яхт и парусов, но было интересно. Аффтар, пиши есчо 🙂

  3. Интересно пишешь. Чувствуешь главное и опускаешь рутину. Продолжай в том же духе.

  4. Алексей

    Про яхтинг читать не менее интересно, чем про интерфейсы. Спасибо за то, что пишите!

    1. Спасибо, учту)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.